О ТОМ, КАК АЛИ ИНСАНОВ ОТКАЗАЛСЯ ОТ РАБСКОГО ПОДЧИНЕНИЯ И ВЫЖИЛ

Про бывшего министра здравоохранения Азербайджана Али Инсанова много лет назад мне рассказал мой односельчанин, тогда только что освободившийся после длительного заключения по обвинению в торговле наркотиками. Он говорил, что последние месяцы своего срока он жил в одном бараке с Инсановым. По его словам, в бараке одновременно находилось примерно 850 заключенных, вечерами, когда ложились спать, снимая обувь и носки, вонь поднималась страшная, было много туберкулезных и тех, кто за долгие годы пребывания в заключении перестал соблюдать элементарные правила санитарии и гигиены. И вот совсем еще недавно могучий министр здравоохранения, к тому же большой ученый Али Инсанов оказался в таких нечеловеческих условиях. Мой односельчанин говорил, что люди Инсанова хлопотали, чтобы бывшего министра перевели в другой барак, где было значительно меньше людей, но положительного результата не добились.

Мой односельчанин, не раз отбывавший тюремные сроки и имевший огромный опыт и знание людей, говорил о бывшем министре с уважением. Судя по всему, тем, как держался господин Инсанов не только в непривычных для него, но и вообще в нечеловеческих условиях, заставил уважать себя многих, если не всех, заключенных.  А держался он достойно, и даже аристократично. Конечно, никому из его товарищей по зоне не было секретом, что Инсанов, как и любой высокопоставленный азербайджанский чиновник, был коррупционером. Но они знали и то, что министр посажен не за коррупцию, так как коррупционеров там не сажают. Министр попал в немилость исключительно из-за того, что проявил дерзость, отказался оказать королевские почести Ильхаму Алиеву, унаследовавшему президентский пост от отца.

О том, как вспыхнул конфликт между Ильхамом Алиевым и Али Инсановым, разговоров много. Очевидно одно: Ильхам Алиев просто одержимо мстит бывшему министру скорее всего за то, что тот не признал его не просто легитимным, но единоличным и даже непогрешимым вождем. Возможно, Инсанов открыто намекал на темные стороны истории передачи власти от Алиева-отца Алиеву-сыну. Вся история жестокой расправы над Инсановым и бессрочного практически его заточения показывает, что патологическая Алиева к бывшему министру безмерно, и он над ним на самом деле совершает самосуд, фальсифицированными судебными решениями продлевая его сроки и добиваясь его смерти в застенках.

Кто в течение одиннадцати лет более или внимательно следит за этой историей, которая вкратце и по сути представляет из себя расправу узурпатора над одним из граждан, не имеющим никаких средств защиты, кроме личного достоинства.

Да, в этой истории, конечно, герой вовсе не Ильхам Алиев, который только обнажил свою мелкую злобную и мстительную душу. Герой – Али Инсанов. В данном случае его карьерная история имеет мало значения. Он в прошлом мог быть мелким вором или крупным мошенником. Но судья распорядилась так, что это человек, лишенный всяких реалий, всяких человеческих условий, оказался лицом к лицу с самым могущественным человеком страны, имеющим в своем распоряжении армию, полицию, печать, суд и молчаливое большинство населения. И Али Инсанов победил! Он сохранил достоинство!

Дело в том, что в Азербайджане граждане много чего могут иметь, хотя и лишены многого тоже. Главное, чего они не могут себе позволить, так это личное достоинство. Какое бы положение ты не занимал, каких интеллектуальных высот не покорил, ты перед вождем и всем правящим кланом ничто и если ты чем-то не угодишь вождю, он тебе может раздавить как таракана.

Человеческое достоинство – вещь не абстрактная. Человеческое достоинство имеет свои проявления – это в том числе и возможность свободно выражать свои мысли, возможность оппонировать власти и возможность претендовать на эту самую власть. Но все эти проявления человеческого, гражданского достоинства де-факто криминализованы. Любой человек, открыто заявляющий о своей претензии на власть, оказывается под прессом полицейской машины, нередко и в тюрьме. Один из лучших умов Азербайджана Ильгар Мамедов уже несколько лет сидит в тюрьме по ложному обвинению. По не нему есть решение Европейского суда, который потребовал немедленного освобождения г-на Мамедова. Но официальный Баку плюнул на это решение и продолжает гнобить достойнейшего гражданина страны.

Молодые ребята, совершившие мелкие административные нарушения, получили огромные – более десяти лет – тюремные сроки.

Разгромлена бакинская редакция радио «Свобода», которое финансируется американским Конгрессом. Разгромлена единственная оппозиционная газета «Азадлыг». Сотни журналистов подвергаются преследованию, арестам. Многие получили разные тюремные сроки, кому повезло, тот перебрался за границу.

Мне бы не хотелось употребить слово «фашистская» о власти страны, которая является моей исторической родиной. Вообще-то какая там «историческая», душа все еще там… Но как иначе назвать власть которая приговаривает молодого человека к 11 годам тюрьмы за то, что он на памятнике написал два слова?

Инсанов отсидел весь первый незаконный срок, который он получил по сфабрикованному делу, почти 11 лет. Ему оставалось 56 дней до выхода на свободу. И тут же ему пришили новое дело. Скорый тюремный суд и новый срок – 7 лет!

Западные страны, США пугают себя Северной Кореей. Но понятно, что свои бомбу Ким Чен Ын ни на Америку, ни на своих соседей не станет бросать. Пока демократический Запад озабочен Северной Кореей, Ираном, в стране с приятным на вид фасадом, в Азербайджане неприкрыто насаждаются средневековые порядки, где граждан ставят перед выбором между выживанием и рабским подчинением.

Возвращаясь к Али Инсанову, надо сказать, что он плюнул на предложенный выбор, не подчинился и тем не менее выжил. Не просто выжил. Он сохранил, проходя через все круга алиевского ада, человеческое достоинство, не преклонив колени, ни проронив ни единого слова мольбы о жалости или снисхождении.  В своей нобелевской речи Фолкнер говорил, что человека можно убить, но победить его невозможно. Второй длительный срок для семидесятиоднолетнего старика практически означает смерть. Все же надеемся, времени у Али Инсанова значительно больше, чем у бесчеловечного режима, ведомого мстительным и злобным узурпатором.

Х.Х.