ЕЩЕ РАЗ О РУСТАМЕ ИБРАГИМБЕКОВЕ: КОГДА ЧЕЛОВЕК ГОВОРИТ НЕ ПОЛНУЮ ПРАВДУ, ТО НЕИЗМЕННО ЛЖЕТ…

рустам ибрагимбеков

В начале и в конце своего интервью «Эху Москву» Рустам Ибрагимбеков рассказывает о Баку. По его словам, «в его время» сами азербайджанцы составляли примерно 60 процентов населения столицы.

В первом томе Энциклопедии Азербайджанской ССР, который вышел в начале семидесятых, в статье о Баку, есть сведение о национальном составе Баку. Если верить этому серьезному изданию, азербайджанцы тогда составляли всего 44 процента. Ибрагимбеков говорит, что с 1968 года (почему 1968? Это как-то связано с революционными событиями во Франции) начался мощный наплыв в Баку деревенского населения.

Это – мягко говоря, не правда. Никакого наплыва, даже обыкновенного, тогда не было и не могло быть. Стать бакинцем провинциалу было чрезвычайно сложно. Надо было создать семью с коренным бакинцем или купить прописку, которую чиновники продавали очень дорого. Прописка в Баку стоила примерно столько же, сколько и машина…

Ибрагимбеков любит тот Баку – интернациональный и уникальный. Но хотелось бы у него спросить: был ли это азербайджанский город? Конечно, многонациональность хорошо. Но столица страны должна быть носителем, хранителем языка, культуры. Баку не был ни хранителем, ни носителем. В Баку бакинцы на азербайджанском языке почти не разговаривали. Азербайджанских школ оставалось совсем немного. Существовала откровенная дискриминация людей, не владеющих русским языком. Их унижали в госучреждениях, им порою не отвечали в магазинах и аптеках. Не знание или слабое знание русского ставило крест на карьерном продвижении. День, когда по азербайджанскому телевидению показывался фильм на азербайджанском языке, в провинции считался праздничным. Только после прихода к власти Гейдара Алиева такие фильмы стали показывать регулярно. Раз в неделю, по пятницам…

Что-то тогда заботило Рустама Ибрагимбекова? Не сомневаюсь, что он был уверен, что дни азербайджанского языка сочтены. Как может заботиться о языке писатель, который сам им владеет только на бытовом уровне? И как можно назвать человека азербайджанским писателем, чьи произведения соплеменникам доступны только в переводах с русского?

Рустам Ибрагимбеков жалуется на низкий культурный уровень тех, кто в результате оккупации значительной части азербайджанской территории армянами перебрался в Баку. Хочется спросить: а кто заботился о культурном уровне сельского населения? Он сам лично хоть один раз был в каком-то районе со своими фильмами? Может, он где-нибудь клуб, библиотеки открывал? Уверен, что Рустам Ибрагимбеков даже названия азербайджанских сельских районов не знает…

Он часто говорит: «в мои годы…» Напомню, что в его годы, когда у него было счастливое детство и была не менее счастливая молодость, в селе его ровесники по несколько месяцев проводили не в школе, а на полях – собирали хлопок, виноград, табак. О каком качестве образования в таком случае могла идти речь? Детский труд нещадно эксплуатировался до недавнего времени, об этом прекрасно знал, конечно, Рустам Ибрагимбеков, но он никогда не был на стороне обиженных, угнетаемых, его народ – это русскоязычные бакинцы, которые сами себя воспринимали скорее всего не азербайджанцами, а отдельным субэтносом…

Сравните Отара Иоселиани и Рустама Ибрагимбекова. Иоселиани один из глубоких интеллектуалов нашего времени. Тем не менее он сын грузинского народа. Сравните его «Пастораль» и фильмы Рустама Ибрагимбекова.  И любой заметит, что ничего азербайджанского в фильмах Ибрагимбекова нет. Он с ловкостью искусного ремесленника мог сочинить монгольские, русские, азербайджанские сценарии. Фильм «День рождения» снят по его московскому рассказу. Русские стали азербайджанцами, из-за этого много несуразицы. Такие же несуразицы есть в повести его покойного брата Максуда Ибрагимбекова «И не было лучше брата», которую он называет «выдающейся» и ставит имя брата с рядом с Солженицыным… Смех и грех…Перевод этой повести, если не ошибаюсь, вышел в 1978 году. Ее ругали не за идеологию, какая там идеология… Повесть ругали за порнографию, которую нашли в описании брачной ночи…

Рустам Ибрагимбеков, как и другие писатели его поколения в Азербайджане, никогда не говорили полную правду. А когда не говоришь полную правду, неизменно лжешь. Он всегда был конъюнктурщиком. Он с восхищением говорит о двадцатилетней дружбе с Никитой Михалковым. Но чтобы понять, что за человек Михалков, думаю, и двух часов хватило бы. Кстати, он с Михалковым рассорился не из-за взглядов, как он сам говорит, а из-за имущества. Дом кино, кажется, Михалков отнял у Ибрагимбекова, используя свою дружбу с кремлевским руководством….

На следующий день после интервью Ибрагимбеков в одном из ресторанов Баку отмечал свой восьмидесятилетие. Судя по списку приглашенных можно с уверенностью сказать, что он ничуть не изменился. Ему бы упасть на колени где-то в центре Баку и смиренно сказать: прости меня, мой народ, я заблудился…

20. 02. 2019

Самара

 

Реклама