КОЛОМБО И ПУТИН: «У МЕНЯ БЫЛ АНТИМОТИВ…»

ПУТИН: Лейтенант, вы все еще меня подозреваете в причастности к убийству Немцова?

КОЛОМБО: Сэр, у меня нет ни одного факта, чтобы вас подозревать.

ПУТИН: Но, признайтесь, у вас есть подобные мысли.

КОЛОМБО: Сэр, я не могу представить суду свои мысли. Суд их не примет. Но признаюсь, подобные мысли у меня есть, и я очень хотел бы от них избавиться.

ПУТИН: Лейтенант, я вам помогу.  Вы слышали про антимотив?

КОЛОМБО: Сэр, боюсь, что впервые слышу. Будьте любезны, объяснит, что это такое.

ПУТИН: С удовольствием. Я сто раз повторял, что убийство Немцова мне навредило больше, чем все его клеветнические книги. Это мой антимотив. Теперь вы меня понимаете?

КОЛОМБО: Пытаюсь понять, сэр. Очень стараюсь.

ПУТИН: Это и есть мой антимотив, лейтенант. Я не мог убивать Немцова.

КОЛОМБО: Мне это хорошо надо обдумать на досуге сэр.

ПУТИН: Коломбо, я рад, что я обеспечил вам содержательный досуг.

КОЛОМБО: Сэр, еще один вопрос… Он у меня записан. Я сейчас его найду…

Реклама

КОЛОМБО И ПУТИН: «КАЖДЫЙ ВТОРОЙ РОССИЯНИН ИМЕЕТ ТАКИЕ ЖЕ УСЛОВИЯ, КАК У МОИХ СОБАК…»

nar

ПУТИН: Ну что, лейтенант, познакомились с моими собаками?
КОЛОМБО: Сэр, я даже не знаю, что сказать. Я совершенно потрясен.
ПУТИН: Что вас на этот раз потрясло Коломбо?
КОЛОМБО: Сэр, условия. Сэр, я уверен, что ни одно собака в мире таких условий не имеет.
ПУТИН: Бросьте, лейтенант. У нас каждый россиянин имеет такие же условия, как у моих собак. Россия богатая страна.
КОЛОМБО: Да, сэр, это обстоятельство как-то я упустил. Я в восторге. Об этом надо обязательно рассказать жене.
ПУТИН: Коломбо, я знаю, что у вас тоже есть собака.
КОЛОМБО: Да сэр, есть. Но она живет очень скромно, как и многие американцы.
ПУТИН: А как вашу собаку зовут, лейтенант?
КОЛОМБО: Сэр, мы никак не можем подобрать ей имя. Ни на одно имя она не отзывается.
ПУТИН: А надо было проводить всенародный опрос. Моим собакам я имя выбираю таким образом. Я по всем серьезным вопросам с народом советуюсь.
КОЛОМБО: Сэр, у нас другие традиции. Человек своей собаке имя должен выбрать сам.
ПУТИН: Да, у американской демократии много изъянов. Лейтенант, думаю, у вас ко мне есть вопрос, не так ли?
КОЛОМБО: Нет, сэр…То есть, да. Есть один вопрос. Я его даже записал. Я сейчас его найду…

10.08. 16

КОЛОМБО И ПУТИН: НЕМЦОВ НЕ БЫЛ ТЕЛЕВИЗИОННЫМ ЧЕЛОВЕКОМ

Коломбо: Сэр, вам не совершенно не стоит волноваться, вы даже можете не обратить на меня никакого внимания. Мой визит совершенно случаен. Я шел мимо, и даже не заметил, как я оказался в Кремле. Знаете, сэр, с моей женой такое часто происходит. Она вдруг совершенно неожиданно для себя оказывается там, где…

Путин: Лейтенант, вы можете оставить в покое свою жену. Что вас интересует?

Коломбо: Сэр, поверьте мне, я только случайно. И вопросов к вам практически у меня нет никаких. Только небольшую деталь хотелось бы уточнить, раз я у вас оказался. Знаете, сэр, когда я шел около Кремля, меня потрясло обилие охраны. Конечно, все сотрудники со мной обходились вежливо, все они меня узнавали, даже просили автограф. Но сэр, все же я потрясен. Сколько тут охраны, а убийц Немцова никто не заметил. Сэр, даже самого Немцова не заметили, вот что мне не дает покоя!

Путин: Лейтенант, тут ничего удивительного. Вы узнаваемый человек, а Немцов не был узнаваемым.

Коломбо: Сэр, боюсь, что я вас плохо понимаю.

Путин: Что тут не непонятного? Вы – телевизионный человек, а Немцов не был таковым.

Коломбо: Но, сэр, Немцов был известным политиком, занимал важные посты.

Путин: Ну и что? Его не показывали по телевизору, поэтому и мало кто его знал.

Коломбо: Сэр, позвольте тогда задать еще вопрос: почему  Немцова не показывали по телевизору?

Путин: Откуда мне знать, Коломбо? У нас свободная страна, СМИ у нас свободные, телевидение свободное – кого хочет, показывает, кого не хочет – не показывает. И никакой закон их не заставит поступать по-другому. У нас не Америка, у нас свобода превыше всего.

Коломбо: Сэр, то, что у вас не Америка, я начинаю понимать. Над всем остальным мне еще надо задуматься. Возможно, придется посоветоваться с женой… Но сэр, прежде позвольте задать вам еще один вопрос, который к убийству Немцова абсолютно никакого отношения не имеет…

КОЛОМБО И ПУТИН: ЯРОВАЯ — СТРАШНАЯ СИЛА

Коломбо: Сэр, я в крайне затруднительном положении. Я даже не смею надеяться, что вы войдете в мое положение…

Путин: Лейтенант, мне не обязательно входить в ваше положение, мне вполне удобно в собственном положении. Итак, в чем затруднительность вашего положения?

Коломбо: Сэр, у меня есть один деликатный вопрос, который касается одной важной особы…

Путин: Коломбо, я уже догадываюсь, что какую особу вы имеете в виду. Мой ответ: нет! Я неоднократно говорил, что я женат на России. Но вам этого не понять. Потому что вы американец.

Коломбо: Сэр, действительно мне этого не понять. В Америке президенты не могут быть женаты на Америке, хотя бы потому, что президентами они работают временно. Сэр, все же вернемся к важной особе. Понимаете, меня смущает ее стремительная карьера в политике, в бизнесе… Ведь она раньше только спортом занималась, хороших университетов не кончала. У нее были спортивные медали и красота…

Путин: Лейтенант, вы ошибаетесь, если считаете, что женщины в России делают карьеру благодаря красоте. Вы Яровую видели?

Коломбо: Сэр, боюсь, что не видел…

Путин: Если еще не видели, нечего бояться. А вот когда увидите ее, вам может быть страшно. Потому что она страшная. А какую карьеру она сделала! Думаю, мой довод для вас достаточно убедителен, Коломбо.

Коломбо: Сэр, мне по этому вопросу надо посоветоваться с экспертом. Я имею в виду собственную жену. В этих делах она гораздо лучше меня понимает. Но посоветовавшись с ней, я обязательно к вам вернусь, сэр.

Путин: Коломбо, я ни на секунду не сомневался, что вы ко мне вернетесь…