ОНИ МОГЛИ БЫ СОЗДАТЬ ТОЛЬКО ПОСОБИЯ ДЛЯ ОНАНИСТОВ…

nar

Дмитрий Киселев не всегда не прав. Когда он говорил о странных театральных экспериментах за бюджетные деньги, он был прав. Телеканал «Дождь» устами Дениса Катаева это назвал «наездом на великих русских режиссеров Кирилла Серебрениикова и Константина Богомолова». И запретил Дмитрию Киселеву рассуждать о вещах, в которых он ничего не смыслит. Хотя в сюжете больше рассуждал не Киселев, а народный артист Любимов, другой Любимов, ректор Щепкинского училища, Армен Джигарханян – они-то в театре что-то ведь понимают? Не меньше, по крайней мере, чем этот яйцеголовый Денис Катаев…
И сектантская отповедь «Дождя» сопровождалась фрагментами из спектаклей «великих русских режиссеров», в которых артисты или уже без штанов или с расстегнутыми ширинками, которых актрисы матерятся, если не матерятся, у них рты заняты… оральным сексом…
Если бы русскую литературу девятнадцатого века, над которой теперь так глумятся, создавали такие же люди, как Кирилл Серебреииков и Константин Богомолов, вместо произведений Достоевского, Тургенева и Чехова имели бы только иллюстрированные пособия для онанистов…

ЮРИЙ БОГОМОЛОВ МОРЩИТСЯ ОТ НЕПРИЯЗНИ, НО КОТЛЕТЫ ИЗ МУХ ВСЕ РАВНО ЖРЕТ…

nar

«Хочется поболеть за своих, и болеешь, да удовольствие отравляет личная неприязнь к режиму.
Мне говорят: отделяйте мух от котлет. Легко отделить, когда мухи только присели. А если запеклись, если въелись? Если стали мясом?», — пишет Юрий Богомолов
Богомолов внешне мне напоминает Тинто Брасса в роли самого себя – слюнявый старый развратник. Всю жизнь работал в советских учреждениях и изданиях, после советов – в российских, последние годы – в РИА, в том агентстве, которое потратило за десять лет миллиард долларов. Часть этих долларов, надо полагать, получил г-н Богомолов, несмотря на всю свою неприязнь к режиму. Пошел бы снег чистить на улицах из чувства гордости. Нет, не идет снег чистить. Затаив свою неприязнь, протягивает руку режиму…
Вот театр МХТ. Который теперь именем Чехова. Его хозяин Табаков постоянное доверенное лицо Путина. И Табаков, используя свое доверительное отношение, выбивает деньги из Путина, то есть из режима. Много денег. На ремонт, на спектакль. Для себя. Видимо, и для Константина Богомолова, сына Юрия Богомолова, который у него спектакли ставит. Потом еще истерику закатывает, как базарная баба, чтобы много шума было и чтобы его и в другие театры звали. Тоже государственные, которые финансируются режимом.
Вот взять еще Шендеровича. Тоже свои дрянные пьесы ставит в государственных театрах. Вряд ли бесплатно. Нисколько его не смущает то, что деньги от режима, то есть от Путина. И семью на эти деньги содержит, и на девушку Катю тратит…Сгоревший театр «Школа современной пьесы», кстати, не на деньги Шендеровича будет восстановлен, а на деньги режима…
Более омерзительных, подлых и бесстыжих людей, чем эти ополчившиеся на Путина, на олимпиаду, на историю «либералы», я даже не представляю…

СОВРЕМЕННАЯ ДРАМА

nar

«Довольно! Я ухожу!» – сказал Константин Богомолов и, засунув заявление между ног Марине Зудиной, вышел из спальни Олега Табакова.
«Лицемер!» — прошептала Марина Зудиной. «Прекрасно знает, что Олег Павлович давно мне между ног не заглядывает…»