МИРАЛАМ МИРАЛАМОВ: «Я НИКОГДА НЕ ДУМАЮ, ЧТО Я ВЫДАЮЩИЙСЯ…»

 

В Самаре побывал выдающийся певец Миралам Мираламов. 24 мая 2014 года он выступил на концерте в Самарской филармонии, посвященном 95летию Азербайджанской Демократической Республики и десятилетию «Лиги азербайджанцев Самарской области». К сожалению, серьезные просчеты, допущенные при составлении концертной программы, не позволили Мираламу в полной мере продемонстрировать свой яркий талант, свою чудесную технику, которая уже теперь отличает его  не только от певцов своего поколения, но ставит  в один ряд крупнейшими мастерами мугамного искусства.

Уже после концерта и последовавшего за этим банкета Миралам бей побывал у меня дома и мы, насколько это было возможно за довольно краткое время, поговорили по душам.

— Я знаю, что вы из Шамахы. Из самого Шамахы или из села?

— Из самого Шамахы.

— Были ли в вашем роду музыканты? Чем ваш отец занимается?

— Мы терекеме. Родовое наше занятие – животноводство. Отец мой тоже этим самым занимается. Он петь любит, умеет, но не профессионально, а, как говорится, для себя.

— У вас большая семья?

— У меня брат и две сестры.

— Как у вас «открылся» голос? Как вы его сами обнаружили?

— Я с раннего детства любил напевать песни, мугамы. Где-то в двенадцать лет меня показали учителю музыки и мне посоветовали поступить в музыкальную школу на вокальное отделение.

— Кто был вашим педагогом?

— Хабил Шыхалиев.

— Шамахы считается центром ширванской ашугской школы. Из Шамахы вышло много известных ашугов. А про шамахинских исполнителей мугама до появления Алима Гасымова ничего не было известно. Их действительно не было?

— Шамахинских певцов, возможно, было не так много, как карабахских. Но они были. Например, был такой мастер Мирза Махаммад Хасан. Он не только пел, но и газели писал. Знаменитая певица Явер Келентерли тоже родом из Шамахы. Еще один исполнитель мугама – Агакерим Нафис. Что касается Алима Гасымова, он особый случай, это явление… Мой педагог   по училищу имени Асифа Зейналлы Забит Набизаде тоже шамахинец.

— Когда вы туда поступили?

— После музыкальной школы я сначала поступил шамахинский культурно-просветительский техникум. Это был 2004 гол. Через год я перевелся в бакинское училище.

— Что можете сказать о качестве образования в этом заведении?

— У меня был хороший педагог, Забит муаллим…

— Нет, я не о преподавателе мугама. Я имею в виду общий уровень. Все предметы, например сольфеджио, другие…

— Если честно сказать, в этом плане качество несколько хромает…

— Как вы жили в Баку?

— Учился. Время от времени пел на свадьбах, чтобы прокормить себя.

— А участие на конкурсах когда началось?

— Первый конкурс был школьный, когда еще в Шамахы учился. Он проходил в Губе, там я победил. В училище ничего особенного не было.

— В том же училище преподает Алим Гасымов. Вы с ним знакомы?

— Я ходил на его занятия послушать. Однажды кто-то ему сказал, что этот парень тоже поет. Алим муаллим сказал, что он думал, что я играю на каком-то инструменте…

— Потом он вас послушал?

— Послушал?

— И что же он сказал?

— Сказал, что надо беречь голос. Сказал, что надо все время учиться, у всех надо учиться, много надо заниматься.

— А какой он человек?

— Простой человек. Очень простой.

— Замечали ли в своих преподавателях чувство ревности? Допустим, он видит, что его ученик начинает превосходить его и начинает волноваться…

— Если взять моего педагога Забита Набизаде, то он всего себя отдает, чтобы его ученики добивались успеха. Для него ученик – это продолжение себя… И Алим Гасымов такой же…

— Говорят, что мир музыкантов очень сложен. Много интриг, много всего другого…

— Это правда…

— А можно в такой атмосфере сохраниться?

— Можно. Это от самого человека зависит.

— Как в республиканский конкурс попали?

— После училища я уехал в Москву и год провел там. Отец у меня серьезно болел, семья нуждалась в деньгах, и мне надо было как-то подзаработать. Там я пел в ресторанах.

— Что такое петь в ресторанах? Могли бы заниматься такой работой всю жизнь?

— Это не очень приятная работа. Она не для меня…Через год я вернулся в Азербайджан. Как раз начинался республиканский конкурс мугама, и я подал документы. Первый этап проходил в регионах. Я выиграл шамахинский тур, прошел дальше.

— Сколько продлился конкурс?

— Четыре месяца. Нас было двадцать человек.

— Когда вы почувствовали, что вы сильно отличаетесь от других, у вас большое преимущество?

— Я никогда об этом не думал. Я только старался хорошо спеть. Было бы не скромно думать, что ты лучше всех…

— Вы стали победителем. Вам назначили какую-то государственную стипендию?

— Нет, этого не было. Но через какое-то время меня взяли солистом на государственное телевидение. Там я получаю зарплату.

— Большие деньги?

— Нет. Мне надо оплачивать учебу, я в прошлом году поступил в аспирантуру на платное отделение.

— И как справляетесь?

— На свадьбах пою, так зарабатываю.

— Раньше многие хорошие певцы портились на свадьбах. В течение нескольких часов ублажать полупьяную публику – это испытание не каждый выдержит и музыканты со временем деградируют.

— Теперь все несколько по-другому. Свадьбы, особенно городские, ограничены временем. И с певцом тоже конкретно договариваются на определенное время. Иногда на полчаса. Спел два номера и ушел. Конечно, свадьба не самое лучшее место для роста музыканта, но другого выхода нет.

— А вас не приглашают в оперный театр? Вы и голосом и возрастом подходите на роль лирических героев в мугамных операх. В нашем театре часто юных героев играли пожилые певцы…

— Есть теперь в театры молодые певцы. Им где-то под тридцать. Но мне еще не предлагали…

— Миралам, у вас уникальный голос, вы певец чрезвычайного дарования. Мы не сомневаемся, что у вас блестящее будущее. Одно у нас пожелание: берегите себя, берегите голос, берегите себя как человека.

— Спасибо за добрые слова. Я рад, что побывал в Самаре, надеюсь, что приеду еще…

25.05. 2013 Самара

 

Реклама

газета ОЧАГ 2013-04

очаг4_2013цветнойОЧАГ_ЯНДЕКС